Самородки земли Назаровской

Конкурс
Меню сайта
Календарь
«  Июнь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 68
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Летопись села

 
Тришканева Ирина Викторовна,
учитель начальных классов
МКОУ «Гляденская СОШ»
Назаровский район
 
 
Образование переселенческого участка Гляденский
 
  С начала 90-х годов XIX века переселенческое движение в Сибирь усилилось. Сибирь и Степной край в связи с сокращением фонда государственных земель в Европейской России и строительством Сибирской железной дороги приобретают значение одного из основных районов крестьянской колонизации. Строительство Сибирской железной дороги поставило перед правительством задачу заселения и освоения близлежащих к ней районов. Это должно было с экономической точки зрения оправдать сооружение Сибирской магистрали, дать ей достаточное количество грузов и превратить в доходную государственную статью.
   В 1893 г. был образован Комитет Сибирской железной дороги, который на своих первых заседаниях признал необходимым проводить одновременные мероприятия по постройке Сибирской железной дороги, заселению и промышленному развитию прилегающих к ней земель. Работы межевых партий были поставлены в прямую связь со строительством железной дороги. Строительство железнодорожных станций проектировалось проводить вблизи существующих уже селений или участков, проектируемых для водворения переселенцев. Тогда и был образован участок «Гляденский» на 221 доли Назаровской волости (Кольцовской Волости) Ачинского уезда. Участок расположен вправо от тракта из города Ачинска в город Минусинск. Расстояние от станции Ачинск Сибирской железной дороги 84 версты.
   Комитет Сибирской железной дороги положительно относился к переселенцам в районах их водворения, но на местах выхода по-прежнему царила система ограничений. Закон 13 июня 1889 г., на основании которого осуществлялось переселение, затруднял решение возникшей задачи, т.к. подчинял переселения строгому государственному контролю и регулированию. Подготовительная комиссия при Комитете Сибирской железной дороги в феврале 1896 г. признала необходимым облегчить переселение крестьян, направляющихся в район Сибирской железной дороги. 15 апреля 1896 г. на основании материалов, представленных ею, было принято постановление об изменении и дополнении закона 13 июля 1889 г. в виде временной меры был упрощен порядок переселения крестьян в сибирские губернии. Согласно этому постановлению общее руководство переселенческим делом возлагалось уже только на Министерство внутренних дел. Министр внутренних дел или сам разрешал ходатайства крестьян о переселении, или передавал их на решение губернаторам и губернским по крестьянским делам присутствиям. Получившие разрешение на переселение имели право на льготный тариф, они могли отправить ходоков для выбора земель в Сибири.
   Переселение без разрешения правительства по-прежнему запрещалось. Самовольные переселенцы не пользовались льготами при отбывании воинской повинности, все числящиеся за ними недоимки по казенным, земским и мирским сборам переводились по месту нового водворения. Самовольные переселенцы не имели права на получение земли в Сибири. Новое постановление разрешало устраивать самовольных переселенцев лишь в том случае, если в распоряжении Министерства внутренних дел имелись свободные переселенческие участки.
   Борьба с самовольными переселенцами стояла в центре внимания правительства. Самовольные переселенцы переполняли старожильческие селения вдоль строящейся Сибирской железной дороги. Их обратное возвращение на родину было признано с государственной точки зрения нежелательным. Кроме того, находясь на положении неприписанных, они ударяли по фискальной политике казны и Кабинета, т.к. не уплачивали подушного оброка в их доходы. В силу этого до 1896 г. было принято несколько сепаратных положений об устройстве неприписанных переселенцев. Но к 1896 г. на землях Кабинета насчитывалось 184 228 душ неприписанных переселенцев. 27 апреля 1896 г. с согласия Кабинета был принят закон об устройстве самовольных переселенцев. По этому закону самовольные переселенцы, имеющие в старожильческих обществах домообзаводство и занимающиеся сельским хозяйством, причислялись к ним без их согласия, если у старожилов было земли не менее 15 десятин на наличную душу. При наличии хозяйственного домообзаводства эти переселенцы могли быть водворены и на переселенческих участках, образованных из свободных кабинетских земель. Об этом свидетельствует прошение Дмитрия Дмитриевича Штефань, проживающего в д. Гляденской Кольцовской волости, Его Высокоблагородию и господину заведывающему землеустроительством в Енисейской губернии от 14 декабря 1912 года. «Распоряжением Вашим от 23 октября 1912 года за № 2533, до 1 января 1913 года, дозволено всем людям, еще не получившим надела земли в местах своего проживания, подать заявление о наделении нас землей на участках, где остались не использованными доли земли. Но так-так я с семейством, состоящим из «3» мужских душ и «3» женских с 1906 года проживаю на участке Гляденском, Кольцовской волости, Ачинского уезда, где обзавелся всем сельским хозяйством, и желал бы остаться жить там навсегда, то почтительнейше прошу Господина Заведывающего землеустройством, как еще не получил я там надела, причислить меня в тот же Гляденский участок, но в случае не имеется свободных долей земли зачислить меня туда при землеустройстве, когда таковое будет производиться. О распоряжении Вашем имею счастье ожидать милостивого распоряжения».
   Переселенцы, не имеющие домообзаводства, остались неустроенными. Они были причислены для счета к волостям без наделения землей. Своим формальным причислением к местным волостям они потеряли всякое право на наделы в Европейской России и остались без земли в Сибири. Закон от 27 апреля 1896 г. сразу создал в округе довольно многочисленный сельскохозяйственный пролетариат, кадры которого энергично пополнялись в последующие годы.
   Апрельский закон был дополнен законом 7 декабря 1896 г., по которому каждая желающая переселиться семья могла послать ходока для ознакомления с местной обстановкой и закрепления участка еще до получения разрешения на переселение. Ходокам выдавались ходаческие свидетельства на право проезда по удешевленному переселенческому тарифу и на получение путевых ссуд. Ходоки посылались по усмотрению самих переселяющихся. Этот закон расценивался как средство вызвать у крестьян более «трезвое отношение к переселению, сократить самовольное движение». Но правительство боялось выпустить переселенческое движение из-под своего контроля. Циркуляром Переселенческого управления от 20 января 1897 г. была введена обязательная посылка ходоков, но с разрешения местной администрации, которой предписывалось склонять крестьян к посылке семейных, а не артельных ходоков. Разрешение на переселение выдавалось только в обмен на ходаческое свидетельство с отметкой о зачислении земли в Сибири.
   Правительство пыталось регулировать переселенческое движение ограничением или полным запрещением выдачи проходных свидетельств (например, в 1896, 1897, 1900, 1901, 1904 гг.). С открытием заселения полосы вдоль Сибирской железной дороги правительство не затронуло интересов Кабинета.
   К концу XIX века переселенческая политика правительства оставалась ограничительной. Правительство оставалось выразителем дворянско-крепостнической точки зрения и пыталось втиснуть переселение в рамки, не опасные для помещичьего землевладения.
   В то же время развитие капитализма, вызывавшее рост аграрного перенаселения, неизбежно приводило к расширению миграционных процессов и диктовало необходимость свободы переселений. Крестьянство не хотело мириться с ограничением переселения и уходило в Сибирь без разрешения правительства, увеличивая там число самовольных переселенцев.
   Оживление переселенческого движения с началом строительства Сибирской железной дороги потребовало расширения землеотводных работ, создания колонизационного фонда, достаточного для водворения прибывающих в Сибирь переселенцев. В 1893 г. в помощь Западно-Сибирскому переселенческому отряду были созданы четыре временные партии по образованию переселенческих участков: в Томской, Тобольской, Енисейской губерниях и Акмолинской области. Во всех четырех партиях было 19 поземельно-устроительных чинов и 81 межевой техник. В задачу временных партий входило приведение в известность вдоль линии Сибирской железной дороги свободных казенных земель и образование переселенческих и запасных участков.
   Заготовка переселенческих участков в первую очередь проходила в районах, непосредственно прилегающих к линии железной дороги. По подсчетам Министерства государственных имуществ, в полосе вдоль линии Сибирской железной дороги до границы Енисейской губернии имелось 28 млн. десятин земли, из которых под переселенческие участки первой очереди предполагалось отвести до 4 млн. десятин. Остальные земли принадлежали Кабинету и крестьянам-старожилам.
   Комиссия указывала на необходимость использовать под переселенческие участки преимущественно свободные казенные земли. Но так как земли старожилов и казны большей частью не были разграничены, то признавалось возможным нарезать переселенческие участки из них — до поземельного устройства старожилов.
   Деятельность временных партий направлялась не на установление границ старожильческого населения, а к выделению из них излишних земель, участков для переселенцев. Чинам временных партий было дано право сохранять в пользовании старожилов не меньше 15 десятин земли на мужскую душу. Эти положения легли в основу временных правил для образования переселенческих и запасных участков по линии Сибирской железной дороги и инструкции, направлявшей деятельность временных межевых партий. Из описания переселенческого участка «Гляденский» Ачинского уезда Назаровской волости Восточно-Сибирской межевой партии по образованию переселенческих участков вдоль линии Сибирской железной дороги: «Участок соединяется просёлочной дорогой с почтовой станцией (с. Назарово 38 в.) через с. Антропово, а с железнодорожной станцией (Ачинск 68 в.) через селения и пункты: Назарово и Малый Улуй. Участок заключает (десятин и сотых долей) 3445,31 удобной земли и 66,69 — неудобной. На участок может быть водворено 221 душ. По климатическим и почвенным условиям на участке могут произрастать: озимая рожь, яровая рожь, пшеница, овёс, ячмень, картофель. Участок является пригодным для заселения выходцами из степной полосы Европейской России. Степная местность, тянущаяся к речке Сереж. Мягкая пашня занимает приблизительно 1/10 удобной земли участка, столько же на покос, 1/20 — редкий лиственный лес. Всё же остальное пространство состоит из степи и залежей. Почва на участке исключительно чернозёмная. На участке находится вершина речки Кольцовки и два небольших озерка. Кроме того имеется два небольших леса: один около горы Глядень, другой близь пасеки Дорохово. Незначительность количества дровяного леса может обеспечить будущих засельщиков участка топливом на первое время, а потом дровяной лес переселенцам придется добывать вероятно в д. Каргала, верст на 15, а строевой материал в Ужурской волости, верст на 40-50.»
   В целях ускорения образования переселенческих участков ими предусматривалось упрощение землеотводных работ и доведение их до минимума. Вместо точной инструментальной съемки крестьянских угодий и неудобных земель допускалась рекогносцировка и широкое использование старых планов. Такая постановка переселенческого дела открыла широкий простор для произвола. Западно-Сибирский переселенческий отряд и временные партии стали включать в переселенческие участки угодья старожильческого землепользования, совершенно не считаясь с их правами. Лишь ничтожное меньшинство участков было образовано из казенных земель, громадное же большинство — из земель, отрезанных у старожилов.
   Правительство не справилось с важнейшими задачами сельскохозяйственной колонизации. Заготовленный переселенческий фонд не был подготовлен к заселению, в результате чего значительная часть переселенческих участков осталась незаселенной. Особенно медленно шел процесс заселения в Красноярском и Ачинском уездах Енисейской губернии, где к 1904 г. было не занято от 51 до 65 % всего колонизационного фонда.
   До 60 % переселенцев вследствие бездорожья не могли попасть на участки и ушли, отказавшись от водворения. Они писали отзыв: «1900 года июня месяца 23 дня. Мы, нижеподписавшиеся, Орловской губернии, Дмитровского уезда Веребской волости села Суслова крестьяне: Платон Григорьевич Зенков, Иван Алексеевич Аггеев, Аким Александрович Митин, Василий Трофимович Корнеев, Федосий Максимович Митин, вследствие отношения Господина Крестьянского начальника 2-го участка Ачинского уезда, Енисейской губернии от восьмого июня за № 550 дали настоящий отзыв Веребскому Волостному старосте в том, что на избранные нами места для переселения в Гляденский участок, Ачинского уезда, Енисейской губернии, мы переселяться не желаем и от переселения во все отказываемся, в чём и подписуемся Василий Трофимович Корнеев и Федосий Максимович Митин, а за них неграмотных по их личной просьбе и за себя расписался Аким Митин, Платон Рожков, Иван Аггеев».
   Начало XX века ознаменовалось массовыми крестьянскими волнениями на юге России. В обстановке назревания революционного кризиса правительством был издан закон о переселении от 6 июня 1904 г. под названием «Временные правила о добровольном переселении сельских обывателей и мещан-земледельцев».
   Таким образом, в конце XIX века был образован поселенческий участок «Гляденский». Освоение участка было сопряжено определенными трудностями. Переселенцы, прибывшие на участок с разрешения правительства, поселялись на удаленных от обжитых мест и совершенно новых, неосвоенных землях. Названию участка, а в последствии и села, способствовал тот факт, что он находился около горы Глядень. Это название село носит и по сей день.
 
Социо-демографический состав переселенцев села Глядень в конце XIX – начале XX века
 
   До середины 90-х годов XIX века переселенческое движение в Сибирь шло по трем главным путям: через Тюмень, Оренбург, Златоуст—Челябинск. Преобладающая масса переселенцев (77,3 %) шла через Тюмень. С открытием Сибирского железнодорожного пути изменилось направление переселенческого движения. Главная масса переселенцев шла уже не на город Тюмень, а по новой дороге до Кургана. В 1895 г. по ней двинулось до Омска уже 86,6 %, а в 1896 г. - 92 % всех переселенцев. Восточносибирские партии, вместе со строительством железной дороги, доходили сначала до Ачинска, а затем Красноярска и Иркутска.
   Переселявшихся, нередко составляли компактные группы выходцев из одних мест. Переселенцы прибывают большими партиями, сразу образуя на выделенном участке крупный населённый пункт, с компактным проживанием выходцев из отдельной губернии европейской части России. Ярким примером этому может служить образованная в 1896 году д. Тимонино, где одномоментно водворилось 116 семей прибывших из Черниговской губернии. С 1905 по 1907 год наблюдается резкое затухание переселенческой активности, видимо, это связано с начавшейся войной. С 1907 по 1913 годы активность возрастает снова, но она не может быть сравнима с предыдущим периодом и анализ переселившихся показывает, что половина переселенцев это мигрирующее население из других районов Енисейской губернии и других сибирских губерний. Именно в этот период увеличивается количество обратных переселенцев, получивших для заселения участки, малопригодные для ведения хозяйства и не выдержавшие трудностей.
    Из каких мест прибывали в Ачинский уезд поселенцы?
   В деревню Глядень переселенцы в основном шли из Орловской и Полтавской губерний. Заселение происходило по заявлению ходоков. Первыми переселенцами причисленными Казенной Палатой 13 июля 1896 года на участок Гляденский с припискою временно, впредь до образования особого сельского общества были:
  1. Кузурман Макар Афанасьевич — 5 душ
  2. Дерин Василий Гаврилович — 7 душ
  3. Скляр Афанасий Прокопьевич — 11 душ
  4. Невмивак Илья Ларионович — 9 душ
  5. Сыренко Феофан Яковлевич — 2 души
  6. Сыренко Влас Яковлевич — 7 душ
  7. Сваринко Петр Иванович — 7 душ
  8. Валювач Герасим Филиппович — 12 душ
  9. Моргун Андрей Саввич — 5 душ
  10. Гаращенко Парфентий Игнатьевич — 5 душ
   У переселенцев была большая семья. О составе переселенческой семьи свидетельствуют материалы по водворению и устройству переселенцев. Так, у переселенцев, поселившихся на участке Гляденском семья состояла в среднем из 6 душ обоего пола. В составе переселенческих семей преобладали мужчины. По возрастным группам переселенческая семья была моложе крестьянской семьи в Европейской России. Ее отличали пониженный процент стариков, повышенный процент детей, незначительный процент нетрудоспособного населения.
   Рост переселений застал правительство врасплох. Оно не было подготовлено к тому, чтобы организовать их перевозку за Урал. На Сибирской железной дороге экстренно увеличивалось количество товарных вагонов. Они отправлялись, переполненные переселенцами, без всяких приспособлений для перевозки людей, что приводило к «изматыванию физических и нравственных сил, вызывало большую смертность». Оплата железнодорожного тарифа поглощала все те средства, с которыми шли переселенцы. Только с 1893 г. был введен пониженный тариф для переселенцев и путевые денежные пособия. По пути следования переселенцев вдоль линии железной дороги, которые сами превратились в очаги инфекции. Их деятельность в основном сводилась к захоронению трупов умерших в дороге переселенцев. Переселенческие пункты были не подготовлены к приему переселенцев. Ветхие, темные бараки не могли вместить всех прибывающих. Переселенческие пункты совершенно не соответствовали размерам переселенческого движения. При таких условиях огромная масса переселенцев высаживалась из поездов прямо под открытое небо, располагалась лагерями вокруг переселенческих пунктов, оставаясь на ветру и холоде.
   Плохая организация передвижения переселенцев приводила их к задержке в пути на 2—3 месяца. Подлинным бедствием переселенцев была задержка и пропажа багажа и ожидание очередности на отправку. До 40 % переселенцев в ожидании отправки сидели на пристанях по 20—25 дней. Длительный переезд приводил многих переселенцев к полному разорению. Они растрачивали последние крохи, привезенные из России, и не имели средств на дальнейший проезд.
   Полностью участок Гляденский был заселен в 1910 году. С 1896 по 1910 г. на переселенческом участке «Гляденском» Кольцовской волости было поселено 234 душ мужского пола.
 
Организация хозяйства на новых землях
 
   После многочисленных затруднений, препятствий и волокиты переселенцы добрались наконец до отведенных им участков. Но на этом их трудности и неприятности не заканчивались. Становление переселенческих хозяйств в Сибири было сопряжено с большими трудностями. Переселенцы, пришедшие в Сибирь с разрешения правительства, поселялись на переселенческих участках. В переселенческих поселках они не сталкивались непосредственно со старожилами, а поэтому не имели возможности хотя бы на кабальных условиях получить помощь в период первоначального устройства. Их поселения располагались большими массивами на совершенно новых, не освоенных землях.
   Переселенцы получали надел из расчета 15 десятин земли на мужскую душу, но на долю необходимых для крестьянского хозяйства угодий (пашни, сенокоса, выгона) приходилось в нем незначительная часть. Во всех участках, образованных с 1900 г., на 15 десятин земли пашни, сенокоса и выгона приходилось только 0,195 десятины. Остальная часть находилась под лесом, болотами, солончаками. Поселенные на таких участках переселенцы через несколько лет разорялись, возбуждали многочисленные ходатайства о переводворении или самовольно уезжали.
   Необходимо отметить, что сроки, в которые переселенцы могли обзавестись собственным постоянным жильем, пахотными угодьями, равно как и размеры их запашек, находились в соответствии с той суммой средств, которой располагал новосел по прибытии на новое место жительства. "Чем меньше было у переселенческой семьи денег, тем на более долгий срок растягивался период становления хозяйства. Зажиточные на родине семьи несравненно быстрее других переселенцев обзаводились… собственными домами и посевами. Беднота же зачастую вообще не могла завести в Сибири прочного хозяйства…”
   По плану устройства деревни Гляденская видно, что к этому времени уже была уличная застройка — тип улицы из двух рядов домов с постройками, обращёнными фасадами друг к другу. Данные селения более характерны для второй половины XIX – начала XX века. Дома вдоль улицы стояли как на грани, так и в глубине дворов. Одна-две усадьбы разделялись прогонами для скота, а группа подворий по 4-6 разделялась переулками. На возвышенном месте строили было место для церкви. Но она так и не была построена. Между домами и храмом не застроенное пространство — площадь для прохождения ярмарки, торговли, гуляния. Рядом с церковью место для училища. Оно так и не было построено в деревне Глядень.
   Тяжесть положения переселенцев усугубилась тем, что они были "обязаны возвратить, хотя и с рассрочкой, те ссуды, которые выдавались им на путевое довольствие и хозяйственное устройство”. Порядок выдачи таких ссуд был таков, что "основная масса переселенцев никогда не получала ее в полном размере. До 1912 года первоначальное пособие при водворении определялось по усмотрению крестьянских начальников, которые имели право прекратить дальнейшую выдачу ссуды до установленной нормы, если переселенец расходовал аванс не по назначению”.
   По архивным документам в среднем одна переселенческая семья, прибывшая на участок «Гляденский», имела ссудную сумму примерно в 100 рублей. Переселенец был обязан в течение определенного срока возместить выданные ему ссуды. Если на первых порах хозяйственного освоения сибирского края в документах упоминается старорусская соха-рогалюха (по-сибирски - «рукопашка»), то в XIX в. наблюдается ярко выраженное многообразие ее вариантов и видоизменений. Соха по-прежнему используется более в таежной зоне, где глинисто-песчаная почва и обилие корней заставляли пользоваться легким и поворотливым орудием. В соху запрягали одну лошадь. Однако по мере перехода от «росчисти» к «перелогу» крестьяне усовершенствовали сохи и изменили их конструкцию. Наиболее распространенными к середине XIX в. становятся тяжелые колесные сохи. В различных районах они назывались по-разному: «аранка», «сабан», «сабань», «колесуха», «колесянка».
   Главным земледельческим орудием в селе Глядень являлась деревянная соха. Кроме нее начали использовать колесухи, в основном для разработки новых земель. От обычной сохи она отличалась тем, что для облегчения работы пахаря укреплялась на тележной оси с колесами. Для дальнейшей обработки земли после вспашки употреблялись бороны уже с железными зубьями, дающими больше эффекта в борьбе с сорняками. До сих пор эти бороны используют сельские жители на своих участках. При уборке урожая использовали серпы, привозимые из европейской части страны.
   Многие участки были покрыты лесом сплошь, что разумеется, почти исключало возможность сельскохозяйственных работ. Крестьяне зачастую ездили пахать на гари, за 20 – 30 верст. "Первый год урожай получался прекрасный, второй год – хуже, третий – еще хуже, а на четвертый год сеять уже не рисковали и навсегда прекращали грустные сельскохозяйственные опыты”. Таким образом, было ясно, что мест, годных для ведения сельского хозяйства мало, и поэтому на многих участках замежеванными оказались не только части старожильческих земель, но и заимки, за сохранение которых так ратовало начальство.
   Из описания переселенческого участка Гляденский следует, что поверхность участка в основном волнистая, идущая перевалами, степная местность пролегающая к долине речки Сереж. Мягкая пашня занимает приблизительно 1/10 удобных земель участка, столько же покос, 1/20 — редкий лиственный лес. Почва на участке исключительно чернозёмная. Участок является пригодным для ведения сельского хозяйства. На участке Гляденском имелось два небольших леса. Незначительность количества дровяного леса могло обеспечить будущих засельщиков участка топливом на первое время, а потом дровяной лес переселенцам приходилось добывать возле д. Каргалы, верст на 15, а строевой материал в Ужурской волости, верст на 40-50.
 
Быт переселенцев деревни Глядень
 
   Крестьянские жилища сибиряков с момента начала освоения Сибири и до конца XIX века претерпели значительные изменения. Переселенцы принесли с собой традиции тех мест, откуда были родом, и одновременно начинали существенно менять их по мере освоения края и постижения характера погоды, ветров, осадков, особенностей конкретной местности. Жилище зависело также от состава семьи, зажиточности хозяйства, особенностей хозяйственной деятельности и др. Особенностью жителей с. Глядень являлось строительство первоначально небольшого домика «мазанки», а затем по мере обживания и пополнения строили избы пятистенки. В последствии широко строились дом-крестовик и крестовый дом, который разделялся внутри двумя стенками.
   Постройка «пятистенных» изб под четырёхскатными крышами начиналось, конечно же с фундамента. Поначалу фундамента как такового не было. Опорой для сруба служили большие камни по углам. Между нижней частью сруба и землёй существовало свободное пространство, которое на зиму засыпали глиной, чтобы изба сохраняла тепло. Весной земля откидывалась, и дерево просыхало, благодаря чему сруб не гнил. Чуть позднее фундамент для избы складывался следующим образом: выкапывался ров, затем его укрепляли плетением из черёмухи или тальника, отличающихся особой гибкостью, и после этого в ров плотно укладывались большие плоские камни, которые между собой ничем не скреплялись. Прямо на фундамент укладывались брёвна, которые служили опорами для половых балок. Нужно добавить, что выступающую над землёй часть фундамента изнутри обмазывали глиной, так же как и землю, огороженную фундаментом. Это делалось для того, что бы в избу из подпола не проникал холод. Ещё обмазка сохраняла в избе сухость, так как глина не позволяла парам подниматься в избу.
   Без печи не может быть и речи об избе. Печь складывалась, в основном, прямо посреди избы, но бывали случаи, когда она располагалась в углу. Клали печь из кирпича – сырца. Печи сложенные из этих кирпичей стоят и по сей день. Окна в доме были сравнительно небольшие и располагались высоко над землей. Подушка для окна и подоконник были массивными и плотно укреплялись в срубе. Наличники украшались резьбой, которую хозяин дома изготавливал сам или просил изготовить её лучшего мастера на селе. Резьба на окнах каждого дома была практически неповторимой.
   Избы в селе Глядень строились высокие. Крыльцо с перилами вело в просторные сени, построенные из досок. В сенях была также кладовая, в которой хранились съестные припасы и другие вещи, нужные для хозяйства. Из сеней в дом вели массивные двери, не выпускающие тепло из дома и не дающие холоду забраться в дом.
 
   С увеличением притока переселенцев в деревню Глядень возрастал удельный вес хозяйств. Постоянное пополнение низшего социального слоя за счет вновь пришедших крестьян, в то же время наличие свободных земель позволяло некоторой части малосостоятельных переселенцев в течение определенного времени обзавестись хозяйством. Часть переселенцев разорялась уже после завершения домообзаводства. Заселение деревни способствовало внедрению агрономических знаний, повышению агротехники крестьянского хозяйства. Переселенцы в основной своей массе были носителями более развитого способа производства, а поэтому их деятельность имела огромное значение для развития края.
 
По материалам дипломной работы "Село Глядень в контексте переселенческой политики конца XIX – начала XX века"